Караул устал. Российский и мировой рынок стали: 19-26 апреля 2020 г.

« Назад

Караул устал. Российский и мировой рынок стали: 19-26 апреля 2020 г. 27.04.2020 11:39

Основания для этого, безусловно, есть. Во-первых, длительных простоев не выдерживают ни экономика, ни люди. А как показывает пример США, любых миллиардов, выделяемых на программы помощи и поддержки, хватает ненадолго. Во-вторых, в ряде стран эпидемия действительно идет на спад. Количество новых выявленных вирусоносителей становится меньше, а выздоравливающих, наоборот, больше.

Кстати, в России рост первого показателя продолжается, хотя и меньшими темпами, так что нам рассчитывать на послабления пока рано. По крайней мере, в Москве, Московской области и других наиболее сильно пострадавших регионах впору говорить о дальнейшем ужесточении карантина.

Действительно, до конца еще очень и очень далеко. Только самые благополучные в эпидемиологическом отношении страны наподобие Вьетнама могут позволить себе отменять транспортные ограничения и допускать более-менее массовые скопления людей. Даже в Китае нормализации в этом плане еще не произошло.

Вопрос же о восстановлении наиболее пострадавших секторов наподобие туризма, авиаперевозок, общественного питания, непродовольственного ритейла и индустрии развлечений вообще сдвигается в туманное и далекое будущее. Раньше, чем появится доступное, массовое и действенное лекарство от коронавируса, меры санитарно-эпидемиологической безопасности в той или иной степени будут оставаться в силе.

Для мирового рынка стали апрель стал провальным месяцем. По оценкам европейской металлургической ассоциации Eurofer, в странах ЕС количество новых заказов на стальную продукцию упало на 75% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, а объем производства стали может сократиться на 50%. В последнюю неделю благодаря ослаблению карантинного режима появился хоть какой-то спрос на прокат на юге Европы, но металлургическим компаниям приходится резко понижать цены, чтобы вызвать интерес у покупателей. Аналогичный спад происходит и в США. В Индии в первые две декады апреля внутренний спрос был вообще близок к нулю.

Обращает на себя внимание то, что по всему миру продолжают останавливаться доменные печи. Только за последнюю неделю сообщения об этом приходили из Японии, США, Индии, Франции, Чехии. Количество выведенных из эксплуатации агрегатов уже приблизилось к четырем десяткам, а их совокупная мощность превысила 5 млн. т в месяц. Конечно, это не так уж много по сравнению с общим объемом глобального доменно-конвертерного производства, но если металлургические компании идут на такой технически непростой и затратный шаг, это означает, что они не надеются на скорое улучшение.

И это действительно так. Экономику легко «выключить», а вот ее «включение» потребует не одного месяца. При этом нынешняя ситуация беспрецедентная: еще ни разу мир не сталкивался с глобальной пандемией и не вводил глобального карантина. Как отмечает Worldsteel, в этом году не ставшая публиковать свой традиционный «Краткосрочный прогноз» в апреле, для всех крупнейших металлопотребляющих отраслей кризис будет иметь долгосрочные последствия.

Строительный сектор весьма сильно пострадал от коронавируса. В нем очень велика доля мигрантов, будь то гастарбайтеры, которым в начале эпидемии пришлось вернуться домой, или выходцы из села, как в Китае или Индии. Так или иначе отрасль будет еще долго испытывать дефицит рабочих рук и функционировать на пониженных оборотах.

Впрочем, по сравнению с другими отраслями стройка еще выглядит прилично. Так, очень сильно просядет производство промышленного оборудования, на которое, по данным Worldsteel, приходится около 15% глобального потребления стальной продукции. В ближайшие месяцы многим компаниям будет очень сильно не до новых инвестиций. Кроме того, эпидемия привела к разрыву многих международных производственных цепочек.

Большой провал ждет и автопром. По прогнозу исследовательской компании LMC Automotive, мировое производство легковых и коммерческих автомобилей в 2020 г. может сократиться на 20% по сравнению с предыдущим годом или примерно на 19 млн. машин. Конечно, на фоне всего глобального рынка стали это не так уж много, но автопром традиционно потребляет наиболее качественную стальную продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Настоящий погром происходит в мировой нефтегазовой отрасли. По данным различных экспертов, транспортные ограничения во время карантина и снижение промышленного производства обвалили в апреле спрос на нефть на 30-40%. Переполнение нефтехранилищ вызвало беспрецедентный ценовой обвал, дошедший до отрицательных биржевых котировок в США.

Специалисты надеются, что спрос на нефтепродукты начнет восстанавливаться во втором полугодии, но оценивают общий спад потребления по итогам всего текущего года в 7-10% по сравнению с 2019-м. Ведущие западные нефтяные компании объявили о сокращении капиталовложений на 30-60% по сравнению с прошлым годом. Это означает соответствующее сужение спроса на трубы и прочее нефтегазовое оборудование.

Пока трудно судить, насколько значительным окажется в итоге падение глобального потребления стальной продукции. Это, в частности, будет зависеть от продолжительности карантина и длительности сроков разработки лекарства против коронавируса. Но на сегодняшний день спад на 5-10% по итогам года представляется достаточно оптимистичным вариантом. При этом потери будут распределены достаточно неравномерно, а самые большие «лузеры» определятся, возможно, только к лету.

Россия пока что входит в число стран, понесших сравнительно небольшие потери. Самые крупные промышленные предприятия отнесены к системообразующим и продолжают выпускать продукцию. Не была приостановлена реализация инфраструктурных проектов. Как правило, не остановилась и металлоторговля, хотя дистрибьюторские компании столкнулись со значительным падением видимого спроса — от 80-90% в Москве во второй половине апреля до 20-30% на наиболее благополучных локальных рынках.

Производство стали, по предварительным оценкам, пока лишь незначительно сократилось по сравнению с прошлогодними показателями. Ни один из мини-заводов не был остановлен и ни один из крупных меткомбинатов не стал внепланово выводить из эксплуатации доменные печи и конвертерные цеха.

Тем не менее, видимое потребление стальной продукции в текущем месяце должно снизиться, по меньшей мере, на 15-20% по сравнению с прошлым годом. Причем наибольшие потери понес спотовый рынок, ориентированный на строительный сектор, малый и средний бизнес, а также поставки по тендерам. Стоимость стальной продукции на споте продолжает уменьшаться, хотя металлургические компании не хотят идти на уступки. Впрочем, очевидно, позже им придется корректировать цены задним числом, как уже было в конце прошлого года.

На внешних рынках экспортные котировки на российскую продукцию перестали падать. Основной вклад в это внесла Турция, где после недавнего скачка цен на металлолом увеличилась стоимость сортового и листового проката, а местные компании возобновили закупки российских полуфабрикатов и горячекатаных рулонов. За последнюю неделю осуществлялись продажи данной продукции и в страны Европы и Ближнего Востока. Это позволило российским меткомбинатам приостановить поставки горячекатаного проката в Китай и Вьетнам через черноморские порты по ценам ниже $350 за т FOB.

Однако говорить о наступлении перелома еще рано. Металлолом в Турции опять дешевеет, а с ним пошла вниз и заготовка. Китайская экономика испытывает все большее давление из-за падения экспортных заказов. Сокращение объемов выплавки чугуна в Европе и Японии может привести к удешевлению железной руды. Металлурги от этого, конечно, выиграют, но данный фактор никак не будет способствовать повышению котировок на прокат.

И вообще, в обозримом будущем российским производителям будет сложно рассчитывать на экспортные поступления. В ряде стран будут предприниматься новые меры, направленные на сокращение импорта стали. Так, в Турции на 2-5 п.п. повысили импортные пошлины на все основные виды стальной продукции. А в ЕС с 1 июля, скорее всего, будут радикально сокращены квоты.

Так что, рассчитывать опять нужно на себя и внутренний рынок. Между тем, в ближайшие месяцы российской экономике придется столкнуться со всеми теми же проблемами, что станут остро актуальными и в других странах. Это сужение потребительского рынка, резкое падение инвестиционной активности в среднем бизнесе, обрушение спроса на жилье, автомобили и другие продукты длительного пользования, неуверенность в будущем.

Российский бюджет столкнется с падением доходов вследствие падения цен на энергоносители. Правда, эти потери могут быть покрыты за счет резервов. Кажется, нашелся ответ на прошлогодние недоуменные вопросы: «Почему российское правительство так слабо тратит деньги? На что оно их копит?»

Благодаря созданной «подушке финансовой безопасности» у отечественных властей сегодня есть возможность направлять значительные средства на борьбу с коронавирусом и программы поддержки. Более того, деньги у них найдутся и завтра, когда на первый план выйдет вопрос о выводе экономики из кризиса.

Можно сказать, что серьезная ставка в посткризисном развитии экономики России будет сделана на строительный сектор. Во второй половине текущего года, пожалуй, можно рассчитывать на запуск новых инфраструктурных проектов. Для поддержки жилищного строительства предлагаются такие меры как субсидирование ипотеки, предоставление дополнительных кредитов девелоперам, выкуп у них непроданных квартир, упрощение и облегчение для них регулятивных процедур. Не исключено, что государство также увеличит ассигнования на реновацию и строительство социального жилья.

Очевидно, сохранится и ставка на импортозамещение, которое во время кризиса в очередной раз продемонстрировало свою высокую актуальность. Например, снижение курса рубля ставит вопрос о давно назревшем замещении импорта потребительских товаров. Будут наверняка поддерживаться и экспортные производства. Наконец, по-прежнему в центре внимания останутся такие отрасли как автопром, судо- и авиастроение. Финансы — это, конечно, тяжелый случай, но снижение ключевой ставки Банка России до рекордно минимального показателя в 5,5% тоже должно оказать поддержку реальному сектору.

Таким образом, обстановка остается достаточно сложной. Режим самоизоляции длится уже целый месяц, все устали от карантина и вызванных им экономических передряг. Но там где-то далеко, в конце туннеля, все-таки проглядывает свет.