Горим, не горим?! Российский и мировой рынок стали: 24-31 октября 2021 г.

« Назад

Горим, не горим?! Российский и мировой рынок стали: 24-31 октября 2021 г. 02.11.2021 11:36

Цены на стальную продукцию на отечественном рынке идут вверх прошлогодними темпами. Причем если год назад первую скрипку играли внешние события, то сейчас это, по большей части, наш подъем, доморощенный. Экспортные паритеты, особенно в секторе сортового проката, остались где-то далеко внизу.

Как пробки в Москве до начала широкомасштабного дорожного строительства могли случаться и в два часа ночи, так и острый дефицит арматуры и горячекатаного проката на российском рынке оказался возможным во второй половине октября. За месяц цены на ту же арматуру взлетели на 20 тыс. руб. за т и пока не спешат останавливаться.

Подобные «узкие места» на российском рынке случались и прежде. Причины октябрьского подъема достаточно понятны. Это сокращение складских запасов во время длительного спада, что продолжался с июля по сентябрь, стремление дистрибьюторов одновременно закупиться на минимуме, ограниченный объем предложения на первичном рынке в данный конкретный момент.

Но в этом году появились и другие факторы-усилители в виде сокращения производства на меткомбинатах вследствие запланированных ранее ремонтов, а также проблем с транспортировкой. Ассоциация «Русская сталь», пожаловавшаяся в правительство на железнодорожников, задерживающих поставки сырья и готовой продукции, получила заверения от РЖД, что проблемы имеют временный характер и будут решены. Но свой вклад в скачок российских цен на прокат они внесли.

Пока что меткомбинаты не сообщают о снижении спроса. Наоборот, по их данным, прокат идет нарасхват как на внутреннем рынке, так и за рубежом. Поэтому они рассчитывают не ограничиться повышением заводских цен в ноябре, но и продолжить его на декабрь. Таким образом, коррекция отодвигается, по меньшей мере, на январь.

Да, рано или поздно все подобные подъемы заканчиваются падениями, когда «опережающий» (антоним к отложенному) спрос оборачивается его отсутствием после прекращения ажиотажа. Но здесь надо учитывать и внешние факторы. Стоимость стальной продукции в России частенько бывает солидно выше экспортного паритета, но ниже — очень редко. И если котировки мирового рынка опять пойдут вверх, за ними отправятся российские, и никуда они не денутся.

В принципе, причин для повышения мировых цен на стальную продукцию хватает. Прежде всего, это увеличение затрат металлургических компаний в таких регионах как Евросоюз, Турция и Индия. Природный газ в Европе подешевел, когда президент России предложил «Газпрому» увеличить поставки в этом направлении после заполнения российских газохранилищ. Но текущие цены все равно в 3-4 раза выше, чем в первом полугодии. А тарифы на электроэнергию для европейских предприятий могут зашкаливать за 150 евро за МВт-ч. Не зря британская компания Liberty Steel, запустившая мини-завод Rotherham после простоя в несколько месяцев, сразу же перевела его на работу только в ночную смену, когда электроэнергия обходится дешевле.

В четвертом квартале подорожал металлолом. Его просто мало, и ничего тут не сделаешь. Мировой автопром в этом году резко сбавил скорость из-за нехватки полупроводниковых чипов, а каждый автомобиль — это не только порядка тонны разнообразной стальной продукции, но и три, четыре центнера диетического, легко усваиваемого... то есть, конечно, перерабатываемого лома из отходов металообработки. Кроме того, отрицательное влияние на ломосбор оказали коронавирусные ограничения, а транспортный кризис, который, похоже, стал проблемой глобального масштаба, вызвал перебои с доставкой.

Правда, именно в конце октября повышение цен на стальную продукцию на мировом рынке натолкнулось на несколько серьезных препятствий. Первое из них имеет универсальный всеобщий характер. Суперспрос на прокат, характерный для конца прошлого года и первой половины текущего, сменился тяжелой апатией. Так, даже в США закупки товаров длительного пользования в третьем квартале упали на 26% по сравнению с тем же периодом 2020 г., а американский ВВП вырос только на 2% год к году.

Турецкие металлургические компании, взвинчивавшие цены на арматуру на протяжении большей части октября, в конце месяца были вынуждены признаться о потере в процессе подавляющего большинства покупателей и сообщили о понижательной коррекции в размере, как минимум, для начала, $10-20 за т. Европейским мини-заводам несмотря на резкое увеличение затрат на электроэнергию и природный газ не удалось поднять котировки на сортовой прокат из-за слабости регионального строительного сектора.

Второй негативный фактор — это Китай. Правительство страны с помощью мер административного регулирования добилось понижения внутренних цен на энергетический уголь почти вдвое по сравнению с пиком в середине октября, а к середине следующего года намерено опустить их еще почти в два раза. Но основная проблема Китая заключается не в высокой стоимости угля или электроэнергии — благодаря централизованному контролю над ценами, этого как раз не происходит, а в их физической недостаче.

Китайским компаниям надо проводить работу по увеличению добычи угля, что, кстати, вступает в противоречие с заявлениями властей о необходимости сокращения выбросов углекислого газа. А это процесс не простой и не быстрый. Поэтому, как считают местные специалисты, равновесие на китайском энергорынке еще несколько месяцев будет достигаться посредством ограничения поставок электроэнергии промышленным потребителям. Китайское издание «Shanghai Metals Market» (SMM) приводит в своих материалах широкий выбор опций — от пяти рабочих смен, двух нерабочих до три через три и двух рабочих смен, пяти смен простоев.

Поэтому спрос на стальную продукцию в стране низкий. А цены на нее несмотря на обширные производственные ограничения в конце октября падали и провалились в итоге до самого низкого уровня с июня текущего года. При этом китайские компании прекратили приобретать за рубежом заготовку, так как могли платить за нее не более $650 за т CFR, хотя еще в середине октября заключали сделки из расчета $710-720 за т.

Удешевление стальной продукции в Китае потянуло вниз цены в Азии. Да и в других регионах потребители сильно задумались и временно приостановили закупки до прояснения обстановки. Поэтому в начале ноября экспортные котировки на российскую заготовку и, возможно, листовой прокат несколько опустятся.

Не то, чтобы это сильно повлияло на внутренние запросы отечественных металлургических компаний, тем более, что их конкурентоспособность на мировом рынке укрепилась, и даже при неблагоприятной конъюнктуре без зарубежных заказов (уже без экспортных пошлин) они не останутся. Но на один аргумент в пользу подорожания арматуры и горячекатаного проката до существенно выше 80 тыс. руб. за т у них станет меньше.

Впрочем, здесь есть еще один немаловажный аспект. Основной причиной подъема, стартовавшего в конце прошлого года, стало насыщение экономики западных стран и Китая деньгами в особо крупных размерах. Они и породили тот самый ажиотажный прошлогодний спрос, с которым не смогли справиться производители. Теперь все эти рынки догнала инфляция, достигшая в Европе и США максимальных отметок с 80-х гг. ХХ века, что поставило перед правительствами тривиальный вопрос: что делать?

Вообще-то, государства, по большей части переходят в режим «Денег нет, но вы там... это... как-то...». Собственно, падение спроса на прокат в Китае обусловлено не только энергетическим кризисом, но и очень серьезной попыткой снять национальную экономику с иглы кредитов и госинвестиций. Китай сидит на ней не один год, поэтому и «ломка» получается очень тяжелая.

Банк Канады и Резервный банк Австралии объявили о прекращении скупки ценных бумаг с рынка, что в последние годы было одним из основных каналов инъекции эмиссионных денег в экономику. Разговоры о необходимости прекращения массовой раздачи денежных средств идут и в других западных центробанках, не исключая ФРС США. А если за словами придут и дела, то в ближайшие месяцы мы, скорее всего, увидим сильное сужение спроса на прокат по всему миру.

Однако возможен и другой вариант с возобновлением раздачи «вертолетных денег». Так, американский президент Байден перед отлетом в Европу на конференцию по климату COP26 (вот за чем надо будет проследить на этой неделе очень внимательно!) выступил в Конгрессе, агитируя за новый инвестиционный пакет в размере $1,75 трлн. для финансирования, преимущественно, социалки и борьбы с глобальным потеплением. Правда, данные выплаты предлагается хотя бы частично покрыть за счет повышения налогов, т. е. прежнего аттракциона неслыханной щедрости уже не будет.

Одним из индикаторов направления денежной политики может послужить цена на нефть. В конце октября она слегка понизилась, но если снова пойдет вверх, до $90 или даже $100 за баррель, это станет сигналом о том, что в международные финансовые каналы кто-то снова добавил свежих денежек. Тогда опять продолжит дорожать все, включая стальную продукцию.

В целом обстановка снова неопределенная и может быстро меняться. Поэтому приходится внимательно следить за событиями и тщательно принюхиваться, не начало ли где-то подгорать в новых местах?!