Цены полетели. Российский и мировой рынок стали: 29 ноября — 6 декабря 2020 г.

« Назад

Цены полетели. Российский и мировой рынок стали: 29 ноября — 6 декабря 2020 г. 07.12.2020 13:22

С технической точки зрения, у производителей есть основания так поступать. На мировом рынке листовой прокат сейчас в сильном дефиците, а цены на него взлетели вверх. В Турции местные компании в первую неделю декабря предлагали горячекатаные рулоны на уровне $700 за т EXW, а в странах Западной Европе базовые котировки на данную продукцию приближаются к 600 евро за т. Причем, самое главное, почти нет оснований опасаться резкого падения.

Сочетание внезапного расширения спроса со стороны автопрома и нежелания или неготовности металлургических компаний загодя наращивать производство делает настоящие чудеса. Заказы на листовой прокат расписаны на месяцы вперед. Некоторые европейские производители оцинкованной стали уже предлагают майскую продукцию. В Турции в начале декабря подписывались контракты на поставку горячекатаного проката в апреле.

Некоторые европейские трейдеры открыто ворчат, призывая Европейскую комиссию временно отменить квоты на импорт стали, чтобы позволить российским и турецким компаниям насытить, наконец, региональный рынок стальной продукции. Но и без этого отечественным экспортерам живется совсем не плохо. Они тоже обеспечены заказами, как минимум, до марта, а то и апреля, причем по нынешним высоким ценам, превышающим $600 за т FOB для горячекатаного проката. Даже если котировки потом упадут, они все равно останутся в выигрыше.

Впрочем, рынок пока не падает. Хотя в некоторых сегментах уже заметна некоторая усталость. Например, с трудом идет дальнейший рост цен на арматуру и металлолом в Турции. Похолодание в Китае стабилизировало местный рынок сортового проката и положило конец подъему котировок на товарную заготовку. В результате китайские компании приостановили ее импорт. В других странах Дальнего Востока полуфабрикаты все еще дорожают, но без китайского содействия им будет трудно взять новые высоты.

В то же время, Европа и США, по мнению местных специалистов, будут расти, по меньшей мере, до Рождества. В Штатах базовые цены на горячекатаные рулоны к настоящему времени превысили $900 за т EXW, а на оцинкованную сталь — достигли $1100 за т. Это нивелирует эффект 25%-ных стальных тарифов и открывает американский рынок для поставщиков из других стран. Например, вьетнамские компании отправляют в США оцинковку во все больших объемах и скупают подкат, где только могут. В ноябре стоимость горячекатаных рулонов под перекат не превышала во Вьетнаме $610-630 за т CFR, но теперь она запросто может перескочить через $650 за т.

Подъем в секторе листового проката продолжается и в Китае. Экономика страны мощно накатывает на финиш года. Западные страны приобретают огромные объемы китайского (и, кстати, вьетнамского) ширпотреба, из-за чего в мире возник серьезный дефицит контейнеров. Китайский бизнес, получивший в этом году крупные налоговые льготы и снижение прочих платежей в рамках программы посткоронавирусного стимулирования экономики, растет как на дрожжах.

Производство стальной продукции в стране не снижается вопреки традиционным сезонным тенденциям. Из-за этого железная руда подскочила почти до $140 за т — самого высокого уровня за последние семь лет. Металлолом, кстати, на максимуме за два с половиной года. И это еще один довод в пользу сохранения дороговизны стальной продукции.

Таким образом, на свои, как минимум, $600 за т FOB на экспорте российские компании могут твердо рассчитывать. Но вот вопрос о том, стоит ли выводить на эту отметку внутренние цены, выглядит совсем не однозначным. С одной стороны, да, бизнес есть бизнес. Если приоритетным направлением для меткомбинатов является внешний рынок, который возьмет столько, сколько сможешь продать, да еще спасибо скажет, то почему отечественные покупатели должны платить меньше?! Тем более, что у производителей есть твердая уверенность: потребитель заплатит! Если в Европе или Турции он берет прокат и не сильно смотрит на цену, то почему в России он должен вести себя как-то по-иному?! Собственно, одновременно со взлетом в секторе горячекатаного проката на нашем рынке поднялись заводские и спотовые котировки на сварные трубы.

Однако, с другой стороны, с точки зрения экономики в целом такой скачок цен — вещь нехорошая. Российские власти исходят из того, что падение курса рубля в 2020 г. не повлияло на показатель инфляции, который официально находится на уровне около 4,0%. Соответственно, и ключевая ставка Банка России удерживается на отметке 4,25% годовых. Однако новые цены на горячекатаный прокат, объявляемые меткомбинатами, более чем на треть превышают уровень начала текущего года.

В 2020 г. и так значительно подорожали многие потребительские товары импортного происхождения, а увеличение стоимости металла может вызвать аналогичный скачок уже в промышленности и строительстве. Или же у металлотрейдеров и конечных потребителей, не имеющих подобной экспортной альтернативны и возможности перенести рост затрат дальше по цепочке, еще сильнее упадет рентабельность.

Впрочем, тут есть и третья сторона. В прошлые годы внезапные повышения цен на прокат неоднократно вызывали протест у потребителей, которые подавали жалобы в ФАС. Но кто обычно брал на себя такую обязанность? Во-первых, строители, но стоимость арматуры сейчас взлетела в меньшей степени, чем листового проката. Во-вторых, крупные трубники, но они, очевидно, получают листовой прокат на меткомбинатах по долгосрочным контрактам, где влияние таких резких скачков должно быть сглажено. И кто же тогда сможет возмутиться настолько громко, чтобы это возмущение было услышано в правительстве?!

Так или иначе, вероятность того, что цены на листовой прокат не только удержатся на пару месяцев на текущем уровне, но и смогут продолжить рост весной будущего года, не слишком велика. Все-таки, нынешний ажиотажный спрос имеет временный характер, а обстановка в мировой экономике отнюдь не наводит на мысли о будущем процветании. Конечно, инфляция, обусловленная накачкой западных стран «пустыми» деньгами и сосредоточенная пока что на биржевом рынке, может прорваться в реальный сектор и вызвать всеобщее подорожание всех видов ресурсов, но тогда проблемы приобретут уже качественно иной характер.

Кроме того, пока не наступило 14 декабря, не следует совсем уж забывать об Америке. Слово о президенте Байдене звучит уже из всех утюгов, но реальная ситуация там до сих пор не совсем однозначная. Дональд Трамп, раскручивая тему широкомасштабной фальсификации выборов, еще имеет какие-то шансы перевернуть тележку. А это может привести весь западный мир к сильнейшему шоку. Понятно, что сейчас такой исход уже видится крайне маловероятным, но у победы Байдена, одержанной таким сомнительным способом, еще обязательно будут последствия.

Между тем, Россия по-прежнему производит впечатление если не тихой гавани, то надежной крепости на фоне нарастающего вокруг безумия. Разве что климатические метастазы постепенно проникают и в наши пенаты, заставляя отечественных металлургов швырять деньги на борьбу с ветряными мельницами... то есть, конечно, с глобальным потеплением. Однако в целом прошедшая неделя выдалась вполне удачной.

Например, курс рубля на биржевых торгах впервые с сентября поднимался до менее 74 руб. за доллар, а нефть «брент» превышала $49,50 за баррель. Страны — участницы соглашения ОПЕК+ договорились ограничить поставки нефти на мировой рынок. В январе они увеличат добычу только на 0,5 млн. баррелей в день, а не на 2 млн. баррелей, как раньше планировали.

Важные события произошли и внутри страны. Президент слетал в Тобольск, где вступил в строй гигантский нефтехимический комплекс «ЗапСибНефтехим». Нефте- и газопереработка становится одним из магистральных направлений российской экономики. По словам президента, «в отрасли должны быть реализованы масштабные проекты с общим объемом инвестиций порядка пяти триллионов рублей. Два крупнейших из них – Амурский ГПЗ и комплекс по переработке этансодержащего газа в районе морского порта Усть-Луга в Ленинградской области – реализуются уже сейчас при поддержке Внешэкономбанка России». Всего же таких проектов 14, причем в них достаточно велика доля российского оборудования.

Для металлургов это, с одной стороны, означает появление нового важного рынка сбыта, а с другой, усиление конкуренции. Так, давно назревшее обновление водопроводных и канализационных сетей, похоже, будет происходить с упором на применение пластиковых, а не стальных труб. Полимеры могут потеснить металлы и в других областях.

В конце недели правительство утвердило перечень технологий для локализации по специнвестконтрактам СПИК 2.0. В перечень из более 600 пунктов, по данным Минпромторга, вошло около 40 технологий по металлургии. Кроме того, более 60% позиций относятся к различным секторам машиностроения, куда входят и судостроение, и производство автокомпонентов, и станкостроение, и авиастроение. В общем, огромный массив работы для поставщиков стальной продукции. Не говоря уже о том, что запуск проектов в рамках СПИК 2.0 существенно подтолкнет инвестиционный процесс в стране.

На фоне той же Турции или Западной Европы с ее ажиотажным спросом Россия может на первый взгляд показаться тихим болотом, где подъем был только в секторах проката с покрытиями и сварных труб, да и тот замораживается с началом зимы. Но если посмотреть с другого ракурса, то за границей сейчас правят бал торопыги. А у нас спокойно спускаются с холма, чтобы, не спеша, взять потом все стадо.